РОГ ЭЛЕКТРОНА (Horn of the electron) разместили на Google Play

598 байт
Норвежское издательство Hubrohuset в лице благородного bokkob, выставило мою книгу РОГ ЭЛЕКТРОНА в GOOGLE PLAY
В поиске пока надо забивать английское название.

КУПИТЬ в "бумажном" издании:
магазин ХОДАСЕВИЧ
Ежедневно с 11 до 21
Москва, Покровка, д.6
+7 965 179-34-98
info@xodacevich.ru

магазин ФАЛАНСТЕР
Москва, Малый Гнездниковский переулок, 12/27
Телефон: +7 495 749 5721
Часы работы: с 11-00 до 20-00 / без перерыва и выходных
falanster@mail.ru

магазин ЧИТАЛКАФЕ
Москва, ул. Жуковского 4 с 11 до 22

Да, я маньяк и просто чародей.

Да, я маньяк и просто чародей.
Я делаю реальность мира зыбкой.
Я покоряю кошек и людей
Своей метафизической улыбкой.
Пойдем со мною в тысячу сторон.
Ты б только знал, как мне порою нужен
Твой охуенный синхрофазотрон
Подать себе на выдуманный ужин.
Под хор валторн и маленьких детей,
Под шум спиралевидного оркестра,
Ты не услышишь, как в кругу теней
Победно прозвучит мой хохот мерзкий.
И ты пойдешь по улицам кривым,
С улыбкой приключенье вспоминая.
Твой синхрофазотрон стал золотым.
А я рыдаю, словно блядь больная.
Но знаю: снова ты придешь ко мне.
Твой синхрофазотрон блеснёт на блюде.
И хохот мой раздастся в темноте.
И задрожат в своих кроватях люди.

Мальчик стоит на перроне,

Мальчик стоит на перроне,
В центре бесцветной толпы.
Мальчик в картонной короне
На перепутье судьбы.
Люди проходят с улыбкой
Или не видят совсем.
Волны реальности зыбкой
Бьются в сплетениях вен.
Мальчик в короне картонной,
Светел твой царственный взгляд.
Льётся свозь мир полусонный
И не встречает преград.
Мальчик! Я здесь! Я же тоже
Тут совершенно чужой!
Всеми забыт и заброшен,
Раб верноподданый твой!
Взять умоляю с собою
В славное царство меня.
Преданным стану слугою,
Верность короне храня.
В мир, где летают драконы,
Где мандрагоры кричат.
Где у картонной короны
Золотом зубья горят!

ИВАНУ БИТОВУ

ИВАНУ БИТОВУ

Хуячил дождь без перерыва.

Прохожие месили грязь.

Стоял я голый с кружкой пива,

На мир заебанный дивясь.

Все, блять, какие-то смурные,

Все, блять, какие-то не те.

Кривые, злобные, больные,

В своей погрязли суете.

И я шагнул навстречу: люди!

Но кто-то в грязь меня толкнул.

И пиво вылилось на муди.

И я немножечко взгрустнул.

И я кричал: окститесь, бляди!

Или погибнете вотще!

Родные, дети, тети, дяди!

Да есть ли крест на вас ваще!?

Но глас вопящего в пустыне,

Увы, не тронул никого.

Все равнодушно мимо плыли.

Не люди, в общем, а говно.

И я вздохнул: опять хуево

Вы получились у меня.

И над Землёй взметнул сурово

Столпы Небесного Огня.

Под скрип шарманки бредит старый город,

Под скрип шарманки бредит старый город,
Закутан, как безумец, в снег и лёд.
В глухом подвале разноцветный клоун
Расчёсывает куклу и поёт.
Я помню эту куклу. В раннем детстве
Я убегал от взрослых с ней в сарай.
Она была утехой многих бедствий.
И я кричу беззвучное: отдай!!!
Я слёзы утираю кулаками,
Кричу и бьюсь в подвальное окно.
А кукла с голубыми волосами
С улыбкой нежной обняла его.
И бросила презрительно и грозно
С гримасой, обнажившей злой оскал:
Я не твоя! Ты предал нас! Ты - взрослый!
И клоун мне в лицо захохотал.

Я хочу зубами вынуть пробку

Я хочу зубами вынуть пробку

И хлебнуть водяры из горла.

Ухватить красотку за пилотку,

Чтоб она немедленно дала.

Ебнуть в харю Феде-алконавту,

А потом, как с рОдным, закурить.

За Россию, за любовь, за правду

Выпить вместе, мать его итить.

А потом проснуться на рассвете

Рядом с охуительный герлой.

И с мольбой об утреннем минете

Сунуть пенис в рот ее большой.

Согласитесь, нет прелестней плана.

Как об этом можно не мечтать?

Как же сука жаль, что я Оксана

И должна на фитнес в шесть бежать.

Ах, красотка, где твоя пилотка,

Ах, красотка, где твоя пилотка,
Что вчера, как новая была.
Что ж ты, молодая обормотка,
Дорогую вещь не берегла.
Вся в пыли, растянута, измята,
А внутри - как ебаный провал.
С юных лет играли с ней ребята,
А один, бессовестный, порвал.
Каждый ради прихоти пытался
Натянуть на голову свою.
А иной - на гриф от контрабаса,
На графин и прочую хуйню.
А ты просто глупо хохотала.
Так, что под тобой тряслась кровать.
Вот она и стала, как мочало.
Разве можно так идти гулять?
Дай-ка я тебе ее поглажу.
Дай отмою мылом добела.
Смою пятна, ототру от сажи.
Чтоб опять, как новая была.
Ну а если вновь придёшь с помятой,
Я тебя, конечно, не убью.
Пусть не обижаются ребята.
Просто я тебе ее зашью.

Я ногами песенку надую.

Я ногами песенку надую.
Это будет синий чебурек.
Пусть поет в кожурку золотую
Круглый год зелёный человек.
Север, волосатые турбины,
Конь, орущий, как велосипед.
Кто не брал вареные картины,
Обращайтесь в лысый кабинет.
Курочка, мужская, словно дача,
Мыла антрекотом пылесос,
Голубой, как небо от Версаче,
А порой резиновый, как нос.
Это все не рыба, и не факты.
Это конь и мнение моё.
Это вам, губные космонавты,
Мыслей золотое мумиё.

Две таблетки приняв алкозельцера,

Две таблетки приняв алкозельцера,
Отослав на заданья коллег,
Шалуна, игруна Новосельцева
Я зайти попрошу в кабинет.
Эти жидкие бледные усики,
Этот вечно испуганный взгляд,
Вызывают потоп в моих трусиках
И предчувствием сладким пьянят.
Я сострою гримасу серьезную,
Я спрошу: где квартальный отчёт?
Он же, брызгая реками слезными,
На коленях ко мне поползет.
Насладимся же чувством падения,
Полезай, мой хороший, под стол.
Бухгалтерия выпишет премию,
Если будешь со мной смел и зол!
Потому что среди злободневщины
Превращаюсь я в бледную тень.
Дай же мне ощутить себя женщиной!
Поцелуй мой пушистый пельмень!
Ах, какие щекотные усики,
Я кончаю! Ох как меня прёт!
Вот нахал, вы порвали мне трусики.
Завтра в семь жду квартальный отчёт.